Телефоны для связи:
+7 700 607 3727
+7 7252 46 30 18
» » Иранская осень. Удастся ли развалить Иран и подарить свободу малым народам?

Иранская осень. Удастся ли развалить Иран и подарить свободу малым народам?

21 ноябрь 2019, Четверг
399
1


Иранская осень. Удастся ли развалить Иран и подарить свободу и независимость малым народам Ирана?

Вот и прошла неделя Иранского протеста и полилась кровь на улицах иранских городов.
В 2017 году я был единственным в мире, кто с точностью до 15 дней предсказал протестные события конца 2017 года. 
Наблюдая за тем, как развиваются в последнее время события и как на это реагируют мировые СМИ, особенно СМИ РФ, я решил высказать свое мнение по этой ситуации.

Я посещал Иран до 9 декабря 2017 года, пообщался с мирными жителями Ирана и представителями национальных меньшинств, и тогда уже предсказал неминуемое кровавое столкновение из-за революционных ситуаций, которая возникла в Иране, описанных еще Лениным.


Меня тогда как, интернационалиста, историка-тюрколога сильно интересовал государственный строй Ирана, ситуация с правами национальных меньшинств. Я пришел к выводу, что этой стране осталось недолго жить именно в этой форме. 
Ситуация с правами национальных меньшинств уже тогда была просто катастрофическая.  
Во власти везде националисты-персы. 
Хотя аятолла азербайджанец. 
Языки национальных меньшинств ущемляются повсеместно. Даже такой огромной по численности нации как азербайджанцы, которых в Иране не менее 20-ти миллионов. 

 А вся эта мишура про исламское государство не что иное как полная чушь.
Женщины носят головные уборы почти на макушке. 
Большинство мужчин уже не верующие.
Если они показывают свою принадлежность к вере, то это скорее чисто из-за традиционного культурного наследия своей нации. 

Конечно есть там и ортодоксальные верующие люди. Но я сейчас говорю, в основном, о молодежи.
А молодежь просто жаждет свободы.

Наверное, не надо мне напоминать, что Иран - одна из самых молодых населением стран мира. 
Так вот, вся эта молодежь так или иначе побывав за границей в качестве гастарбайтеров, видят, как их же сограждане - чиновники и олигархи, находясь в зарубежных странах, ведут себя вполне вольготно и свободно как светские люди, раздеваясь на пляжах до купальников со всеми членами своей семьи, допуская выпивку спиртных, а некоторые и вообще пускаются во всё тяжкие. 
Ну, конечно, не все, естественно. Но все же.

Вот они, эти двуличные лицемеры, возвращаясь на родину, снова становятся набожными и требуют от других соблюдения законов шариата, в то же время сами участвуя в таких извращенных формах коррупции, которые присуще только Ирану, ввиду его особенности государственного строя. 

Почти все, с кем я тогда встречался иразговаривал, в один голос говорили, что все проблемы от этих лицемеров-бородачей в религиозных рясах и тюрбанах. 
Да действительно, по улицам Тегерана и других городов, как цари ходят хозяева этой страны, представители особого сословия Ирана, так называемое духовенство, со своей свитой из охранников. 

Если в общепринятом понятии общественный институт — это постоянно повторяющиеся и воспроизводящиеся отношения людей, например, институт брака, институт семьи, институты государственного администрирования, то в случае Ирана это что-то совсем не из этого мира.

Как и 230 лет назад во Франции, в Иране тоже существуют три основных сословии: 
1. Это духовенство, с такими же правами предреволюционной Франции 1789 годов.
2. Это аристократия Ирана, в лице разного рода руководства военных формировании, обеспечивающих безопасность этих двух сословии от третьей. 
3. Третьи - это, конечно, простой народ и бизнесмены, то есть буржуазия, которые лишены многих прав, на которых лежит вся тяжесть неудачной экономической политики двух высших сословий, аристократии военных и духовенства.

Аристократия военных имеет монопольное право на пользование доходов от сырьевых ресурсов, да-да действительно военные, даже такие формирования как КСИР, имеют в своей собственности некоторые нефтяные месторождения и распоряжаются доходами по своему усмотрению. 

Я понимаю, что многим непонятны такие формы собственности, но, как я говорил, в Иране существуют свои особенные и какие-то извращенные схемы эксплуатации богатств из недр страны. 
Есть и государственные нефтяные и другие компании. 

Так вот, как и 230 лет назад в предреволюционной Франции, эти две сословии Ирана по своему усмотрению могут налагать налогами и поборами третье сословие в регионах Ирана. 
Выдача разного рода разрешительных документов - лицензии, доступ к финансовым ресурсам и все остальное находится в руках двух сословии Ирана, которым служит целая армия государственных служащих. 

Как вы теперь поняли, если в мире общественный институт - это устойчивая совокупность людей, групп, учреждений, деятельность которых направлена на выполнение конкретных общественных функций. то в Иране сословие духовенства подмяла под себя все функции общественного института.
Думаю, ситуацию со всеми сферами жизнедеятельности общества Ирана я вас вкратце ознакомил. 

 Если каждая сфера жизнедеятельности любого общества делятся на четыре группы, такие как: экономическая, социальная, духовная и политическая, то с экономическими, духовными и политическими вопросами Ирана, надеюсь, вам все ясно.

Давайте теперь обсудим социальные вопросы.
Социальная сфера жизнедеятельности нормального общества – это отношения между различными социальными и возрастными группами.
Институты, относящиеся к социальной сфере - коммунальные службы, образование, система здравоохранения, система социального обеспечения, предприятия связи, предприятия досуга, и т.д. - всё это в случае Ирана регламентируется сословием духовенства.

Духовенство решает вопросы здравоохранения, кому какое надо получить образование, кому позволено иметь доступ к системе социального обеспечения, тарифы коммунальных служб, тарифы на те или иные продукты питания, тарифы буквально на всё, что бизнес, то есть мелкая буржуазия, естественно, не сможет вынести только на своем горбу. 
Таким образом, система сословного управления 18 века в условиях Ирана 21 века никак не может способствовать мирному сосуществованию всех трех сословии Ирана. 

А первыми сбои в такой системе испытывают на себе именно притесняемые национальные меньшинства. 
Поэтому все протесты, как тогда в 2017 году если началась с Туркменского Хорасана, так и сейчас они идут только в останах (провинциях), где проживают национальные меньшинства. 
Особенно кровопролитные столкновения происходят в Хузистане, чисто арабской провинции, Альборзе – азребайджана – мазендеранской провинции, Кермане – белуджской провинции, Ширазе остана Фарс – в тех регионах, где проживают кашкайцы.

Сами подумайте, в маленьком Альборзе, по данным КСИР, было нейтрализовано порядка 150 «диверсионных групп». 150 групп, не смогли просто появиться в одночасье. 

Агентство Fars приводит данные о количестве участников протеста, а также последствиях беспорядков. Указывается, что в демонстрациях и митингах приняли участие около 87 тыс. протестующих. Это не мало. Также указывается, что стихийные собрания были проведены в порядка 100 районах страны и охватили 1 080 крупных городов и населённых пунктов. Ну не может никто извне такое организовать, если сам народ не готов идти против. 

Уровень насилия во время нынешнего протеста и нанесённый ущерб имуществу оцениваются как более значительные, чем во время антиправительственных выступлений в конце 2017 г. — начале 2018 г.

 Большинство жертв были вызваны нападениями вооружённых людей на нефтебазы и военные объекты. В результате этих нападений погибло несколько полицейских и сотрудников «Басидж». Цифры погибших разнятся. По информации различных источников, речь идёт о десятках убитых и сотнях раненых. Телеканал «Аль-Арабия» указывает следующий диапазон: от 90 до 200 погибших.

По всей стране арестовано около 1 000 человек, более 100 отделений банков и 57 крупных магазинов были подожжены или разграблены только в одной провинции, приводит Fars выдержки из доклада иранских спецслужб.


«Мятежники использовали ножи и (огнестрельное) оружие. Несколько сотрудников сил безопасности убиты или взяты в заложники», — заявил официальный представитель правительства Ирана Али Рабийи на созванной в Тегеране пресс-конференции.


Думаю, что искать внешнего врага властям Ирана не стоит. Хотя недоброжелателей и там хватает. Но все же внутренняя составляющая протеста - это катастрофическая бездарная социально – экономическая политика страны, которая, несомненно, сыграла одну из решающих ролей во внезапном проявлении массового недовольства.


Власти Ирана не готовы переменам. 

А народ Ирана больше не хотят так продолжать жить. 

Я верю что курды, азербайджане, мазендеранцы, гиляне, бахтияры, кашкайцы, белуджи и многие другие народы, находящиеся под пятой Иранской диктатуры, обретут свой суверенитет и станут независимыми государствами и создадут новый союз равноправных республик. Иран будет свободным. 


Бахытжан КОПБАЕВ
Обсудить
Добавить комментарий
Комментарии (1)
Прокомментировать
  1. bakhitzhan_kopbayev
    bakhitzhan_kopbayev Администраторы 21 ноября 2019
    Друзья задавайте свои вопросы если что вам интересно я вам отвечу