Телефоны для связи:
+7 700 607 3727
+7 7252 46 30 18
» » Подозрительные сделки друзей Путина

Подозрительные сделки друзей Путина

22 сентябрь 2020, Вторник
64
0


Владимир Путин награждает Сергея Ролдугина орденом Александра Невского за заслуги в подготовке и проведении гуманитарных внешнеполитических акций. Москва, Кремль, 22 сентября 2016 года

В понедельник сразу несколько мировых СМИ опубликовали материалы, основанные на крупной утечке документов из подразделения Министерства финансов США по борьбе с финансовыми преступлениями (The Financial Crimes Enforcement Network, FinCEN). Речь идет более чем о 2000 файлов с отчетами о подозрительных банковских операциях, которые составляются самими банками и передаются ими в Минфин. Эта утечка стала самой значительной со времен "панамских файлов" и позволила вскрыть неизвестные до сегодняшнего дня связи крупного бизнеса и политиков по всему миру, в том числе в России.
Документы, доступ к которым журналисты американского издания BuzzFeed получили еще в 2017 году, изучали более 400 журналистов из почти 90 стран мира. BuzzFeed не раскрывает источник утечки, однако по косвенным признакам можно предположить, что им была бывшая высокопоставленная сотрудница FinCEN Натали Эдвардс, признавшая в январе 2020 года свою вину в передаче конфиденциальных документов журналистам, – по словам ее адвоката, целью поступка было желание Эдвардс "восстановить справедливость" и подтолкнуть мировые правительства к расследованию многочисленных фактов отмывания денег высокопоставленными чиновниками и приближенными к власти бизнесменами.
Министерство финансов США
Министерство финансов США
В распоряжение журналистов попали всего 0,02% отчетов о подозрительных транзакциях (suspicious activity reports, SARs) за период с 2011 по 2017 год, предоставленных банками в Минфин США. Однако даже такой скромный процент на деле является огромным массивом сведений о банковских проводках, который будет изучаться расследователями во всем мире еще не один год. Общая сумма переводов, сведения о которых содержатся в утекших из FinCEN документах, – более 2 триллионов долларов. Как отмечает издание Business Insider, более половины этих денег проходили через Deutsche Bank. Этот банк уже не раз фигурировал в расследованиях об отмывании денег: в частности, в начале сентября агентство Reuters сообщило, что именно недостаточное внимание Deutsche Bank к возможным случаям отмывания денег было отмечено комитетом Конгресса США по финансовому сектору, расследовавшим сделки с недвижимостью нынешнего американского президента Дональда Трампа.

В России доступ к документам FinCEN получили журналисты Би-би-си, которые обнаружили, что близкий к Владимиру Путину бизнесмен Аркадий Ротенберг мог использовать лондонский банк Barclays для ухода от американских и европейских санкций. Кроме этого, секретные отчеты о подозрительных транзакциях изучали расследователи, сотрудничающие с проектом "Важные истории", в том числе Роман Шлейнов, региональный редактор Центра по исследованию коррупции и организованной преступности (Organized Crime and Corruption Reporting Project, OCCRP).
В интервью Радио Свобода Роман Шлейнов рассказывает, что удалось найти в изученных документах и почему сегодня ни сами банки, ни регулирующие органы – такие как FinCEN – не в состоянии полностью предотвратить использование банковской системы для коррупционной и иной незаконной деятельности.

"Это лишь часть отчетов"

– Что за документы легли в основу этого расследования?
– Это документы разведки Минфина США, подразделение которой создано для борьбы с отмыванием денег и финансированием терроризма. В это подразделение стекаются отчеты о подозрительных транзакциях от американских банков. Поскольку американские банки являются банками-корреспондентами для огромного количества операций в долларах, то это подразделение получает очень много разных сообщений о подозрительных транзакциях из очень большого количества банков во многих странах мира.
– Как был получен доступ к этим документам?
– Источники не раскрываются, как и в случае с "панамскими файлами". В данном случае, правда, была история, по которой можно сделать какие-то выводы: в США сейчас идет судебный процесс против человека, который вынес документы из этого подразделения, потому что хотел, чтобы об этом узнали.
– Это буквально все отчеты банков о подозрительных транзакциях? Или лишь какая-то их часть?
– Нет, не все, конечно, так просто не бывает. Это лишь часть отчетов. Насколько я понимаю, отчасти – это данные комиссий в Конгрессе США и Сенате США, которые пытались понять, как Россия участвовала во влиянии на американские выборы. В рамках этого собиралась какая-то информация по транзакциям в банках, кроме этого, часть информации собиралась по результатам запросов о раскрытии информации, которые поступали в Минфин. То есть это своего рода сборная солянка документов из разных источников, но, тем не менее, достаточно большого объема. В этих документах огромное количество компаний, с которыми еще можно работать – так же как с "панамскими файлами" или с документами, утечка которых произошла из швейцарского подразделения банка HSBC. С ними работали достаточно долго, и пока непонятно, сколько еще можно найти разных интересных вещей в этих документах.
– Насколько масштабной, скажем так, является эта утечка по сравнению с теми же "панамскими файлами"?
– Я думаю, что "панамские файлы" пока – это лидер, потому что это огромный объем информации, в котором собирались очень интересные данные. Здесь данных поменьше, но, тем не менее, это очень серьезный объем, с которым можно работать дальше.

Мордашов, Ролдугин, Усманов, Юмашев, Чемезов

– Кто из российских бизнесменов, чиновников, может быть, политиков попал в ваше поле зрения во время работы над этими документами? Что нового удалось узнать об их финансовой деятельности?
– Моим коллегам и мне были интересны в первую очередь наиболее подозрительные транзакции, которые вызывают много вопросов, ну, или по крайней мере показывают очень значительные и интересные связи наших бизнесменов, чиновников или крупных компаний, включая государственные компании. Мы анализировали эти файлы с этой точки зрения. Что удалось заметить из интересного? Например, то, что Алексей Мордашов, один из крупных российских предпринимателей, платил компании, связанной с виолончелистом Сергеем Ролдугиным. Сумма, которая была зафиксирована американским банком-корреспондентом, небольшая – в пределах миллиона долларов, но там прослеживаются интересные нюансы. Например, там говорилось о некоем договоре займа. Почему крупнейший российский предприниматель вдруг обращался за займом к малоизвестной конторе, связанной с виолончелистом, который всю жизнь говорил о том, что не занимается бизнесом? Я, честно говоря, затрудняюсь это объяснить. В первую очередь сразу задумываешься о какой-то интересной схеме, потому что компания Мордашова может брать заём в банках, но никак не у человека, который давно занимается культурой и играет на виолончели. Когда по договору займа его компании платят 800 тысяч долларов – это выглядит подозрительно.

Кто такой Сергей Ролдугин?

В 2016 году Международный консорциум журналистов-расследователей, изучив так называемый "Панамский архив", пришел к выводу, что близкий друг Путина виолончелист Сергей Ролдугин вплоть до 2015 года владел офшорными компаниями с оборотом в несколько миллиардов долларов. Его фирмы ежедневно совершали многомиллионные сделки с российскими госкомпаниями, брали кредиты в зарубежном дочернем банке ВТБ без обеспечения, а также получали от российских бизнесменов кредиты под низкие проценты, при этом долги фактически не возвращались.
Путин, комментируя офшорную деятельность Ролдугина, утверждал, что почти все заработанные деньги музыкант потратил на приобретение музыкальных инструментов для российских госучреждений. Этой же версии придерживается и сам Ролдугин, в то время, как журналисты-расследователи чаще всего называют его "кошельком Путина": как говорил в интервью Радио Свобода один из основателей Центра по расследованию коррупции и организованной преступности Дрю Салливан, именно Владимир Путин был конечным получателем денег, проходивших через счета виолончелиста.

Другой интересный платеж – это платеж структуры Алишера Усманова, еще одного крупного предпринимателя, советнику Владимира Путина Валентину Юмашеву. Да, хотя Юмашев и является "советником на общественных началах", он очень известный человек, которого называют крупным лоббистом. Он вхож в высокие кабинеты, имеет доступ к Владимиру Путину. И когда структура господина Усманова платит ему достаточно большую сумму, 6 миллионов долларов, это интересно – учитывая, что господин Юмашев не раз говорил о том, что он и его семья не получают никаких значительных финансовых ресурсов. Да, он является советником многих предпринимателей, но он настаивал в своих интервью на том, что у него нет крупного состояния. И вот мы видим довольно значительный платеж Юмашеву размером 6 миллионов долларов от Усманова. Интересно было бы понять, за что были получены эти деньги. Пока нам никто не прокомментировал этого, ни Юмашев, ни структуры Усманова. В Администрации президента сказали, что они не комментируют частные вопросы, связанные с сотрудниками, тем более внештатными.
Валентин Юмашев, глава администрации президента России в 1997-1998 годах
Валентин Юмашев, глава администрации президента России в 1997-1998 годах
Еще один забавный эпизод – это то, что известная российская структура, государственный экспортер военной техники "Рособорнэкспорт", зачем-то платил напрямую своему агенту в Индонезии. Непонятно, почему деньги переводились физическому лицу, учитывая, что это лицо в Индонезии входило в окружение бывшего президента страны, близкого к военным кругам. Я понимаю, что "Рособоронэкспорт" осуществляет поставки военной техники и вооружений по всему миру, но даже если это человек-агент, а его компания помогает это оружие продавать, персональная транзакция всегда выглядит подозрительной. Более того, "Рособоронэкспорт" платил через очень интересный банк – это банк, который частично принадлежит супруге Сергея Чемезова. Чемезов – это глава госкорпорации "Ростех", куда входит "Рособоронэкспорт". Чемезов – давний товарищ российского президента. Почему для этого платежа был выбран банк, совладельцем которого является его супруга, совершенно непонятно. В этом прослеживается прямой конфликт интересов: с одной стороны, есть госструктура, которая подчинена господину Чемезову, и она же осуществляет платежи индонезийскому посреднику с использованием банка супруги господина Чемизова. Как сказали нам эксперты из "Трансперенси Интернешнл", в том числе Илья Шуманов, Чемезов должен был проинформировать специальную антикоррупционную комиссию о том, что через банк его супруги осуществляется такой платеж.
Офис Рособоронэкспорта в Москве
Офис Рособоронэкспорта в Москве
Еще один примечательный платеж связан с оператором сотовой связи МТС, который платил офшорной фирме, подконтрольной сыну бывшего министра национальной безопасности Азербайджана Эльдара Махмудова. МТС не так давно уже попадала в поле зрения американского Минюста в связи с платежами в адрес компании дочери бывшего президента Узбекистана Гюльнары Каримовой. Тогда дело кончилось большим скандалом. После антикоррупционного расследования МТС обязалась выплатить штраф в 850 миллионов долларов за эти непонятные платежи дочери Каримова, которая контролировала местный телекоммуникационный рынок. А здесь мы имеем платеж тоже достаточно крупной суммы в адрес компании, подконтрольной, как я уже сказал, сыну бывшего министра национальной безопасности Азербайджана. Когда фирма крупного чиновника получает такие деньги, несмотря на то что она осуществляет какие-то операции на местном рынке и, может быть, является существенным игроком, понятно, какой ресурс она использует. Сейчас в Азербайджане идет крупное антикоррупционное расследование, которое затрагивает Министерство связи и людей из окружения этого бывшего министра. И там как раз всплывают данные – почему эта офшорная контора стала таким крупным игроком на телекоммуникационном рынке Азербайджана. Возможно, только благодаря тому, что у человека, который ее контролировал, были связи с топовыми азербайджанскими чиновниками. В МТС прокомментировали нам эту ситуацию, сказав, что это были обычные операции, что в Азербайджане у них нет интересов, что платежи были связаны с обычным типовым договором об услугах международной связи, по которому выплаты осуществлялись в обе страны. Но вы же понимаете – если контора контролировалась людьми, близкими к азербайджанским чиновникам, то такой платеж всегда выглядит странно.

"От санкций пытаются уходить все"

– Есть ли в изученных вами документах свидетельства нарушения банками режима санкций, введенных против российских чиновников и бизнесменов после аннексии Крыма и начала войны на востоке Украины? Например, насколько я понял, там упоминаются друзья Путина, братья Аркадий и Борис Ротенберги.
– Дело в том, что для нас это не было приоритетной информацией по одной простой причине – от санкций пытаются уходить все. С этой точки зрения мы не анализировали данные о том, какие российские олигархи или крупные чиновники уходили от санкций. Да, там, например, отмечалось, что Ротенберги уходили от санкций, используя какие-то банковские счета. Господин Ротенберг уже заявил, что это "бред". Но я допускаю, что это правда, что уходил. Является ли это большим преступлением, что он уходил от санкций? Думаю, что нет. Нас больше интересовали другие транзакции, которые сложнее объяснить с точки зрения логики. Например, как бывший вице-мэр Москвы Иосиф Орджоникидзе получил миллион долларов за консультации известного московского девелопера, который к тому же сейчас находится под уголовным делом.
Владимир Путин награждает Аркадия Ротенберга медалью "Герой труда" за строительство моста в Крым, 18 марта 2020 года
Владимир Путин награждает Аркадия Ротенберга медалью "Герой труда" за строительство моста в Крым, 18 марта 2020 года
– Если называть вещи своими именами, и в случае с Орджоникидзе, и в случае с платежом в Индонезию речь может идти о банальной взятке?
– Поскольку это не доказано, мы исходим только из того, что можем доказать. Мы видим факт: такие странные платежи были сделаны. На них обратили внимание американские банки-корреспонденты. Соответственно, эти транзакции нужно как-то объяснить, потому что по их поводу возникают большие вопросы. Почему вдруг Роман Фукс, человек, который сейчас находится под уголовным делом, девелопер, перевел вице-мэру миллион долларов за "консультации"? Консультация – это всегда подозрительная штука. Консультационные платежи всегда отмечаются "красным флагом", потому что за консультацию можно платить сколько угодно, и непонятно, как ее оценить. Девелопер Роман Фукс оценил консультацию господина Орджоникидзе в миллион долларов. Почему это интересно? Потому что он с братом участвовал в очень интересных проектах в Москве, в частности, Павел Фукс, его брат, получал благодаря Орджоникидзе участки в "Москва-Сити", он сам говорил в интервью, что Орджоникидзе "уговорил" его получить эти участки. Орджоникидзе, напомним, курировал проект "Москва-Сити". Когда прослеживаются такие связи, а тем более есть уголовное дело по поводу хищения денег Павлом Фуксом во время строительства "Москва-Сити", конечно, интересно – а за что господину Орджоникидзе платили такую сумму, тем более в рамках "консультаций"?

"Американские чиновники тонут в огромном объёме информации"

– Самая крупная после "панамских файлов" утечка документов произошла из Минфина США, который с их помощью, по идее, и должен бороться с какими-то серыми схемами, с отмыванием денег и так далее. Насколько эффективен этот механизм, при котором сами банки уже задним числом должны отчитываться о таких сделках перед американским ведомством? Были ли какие-то юридические последствия для людей, которые фигурируют в этих бумагах?
– Механизм, по идее, должен быть эффективен, но мои личные ощущения после работы с файлами этого подразделения Минфина США таковы: к нему стекается огромное количество сведений, просто колоссальное. И такое ощущение, что чиновники Минфина, чиновники этого подразделения просто тонут в огромном объеме информации и, к сожалению, далеко не всегда могут отследить какие-то подозрительные вещи. Они не всегда способны обратить внимание на конкретные фирмы, несмотря на то что известно, с кем они связаны, и достаточно просто банально погуглить, чтобы понять, к каким известным персонажам относится та или иная компания. Увы, далеко не всегда чиновники финансовой разведки Минфина США это делали, но только потому, что это огромный объем данных, в котором они тонут. Тем не менее, в ряде случаев транзакции и банковские переводы были остановлены, в ряде случаев деньги возвращались. В ряде случаев начиналось какое-то расследование: далее правоохранительные органы начинали заниматься этими данными. То есть машина действует, но не сказать чтобы очень эффективно.
Глава Минфина США Стивен Мнучин
Глава Минфина США Стивен Мнучин
– Тем не менее крупнейшие мировые банки продолжают обслуживать сомнительные сделки. Существует ли в теории какой-то механизм, который мог бы это пресечь?
– Вряд ли, потому что у банков есть клиенты. Во-первых, они отчитываются на всякий случай, но, тем не менее, продолжают проводить операции. Как с этим бороться? Ну, не будет же банк сам подрубать основу своего бизнеса? Да, он отчитается о транзакции, но пока у него нет жестких оснований для того, чтобы эти деньги вернуть, он никогда этого делать не будет, как показывает практика. А какие могут быть основания? Допустим, масштабное уголовное разбирательство где-то, четкие доказательства того, что эти деньги получены незаконным путем, а это всегда упирается в страну происхождения этих денег. Мне сложно допустить, что в России, допустим, при Путине когда-либо будет серьезное расследование в отношении Ротенбергов или в отношении других наших интересных персонажей в бизнесе и политике. Но если этого расследования нет, банкам сложно получить прямые доказательства того, что деньги имеют какое-либо странное происхождение. Если нет прямых доказательств, что будет делать американский банк? Он, конечно, отметит это как странную подозрительную транзакцию, но ничего более серьезного с этим сделать не сможет. Отдел по борьбе с отмыванием денег Минфина США получит эти сведения, зафиксирует, что транзакция подозрительная, и что дальше? Да, возможно, со временем примут какое-то более строгое регулирование, предпримут какие-то меры, чтобы построже относиться к этим банковским переводам. Но я не думаю, что это сильно ограничит механизмы по переводу денег, которыми пользуются, в том числе, и наши чиновники, и наши предприниматели.

https://www.svoboda.org/a/30850296.html
Обсудить
Добавить комментарий
Комментарии (0)
Прокомментировать