Телефоны для связи:
+7 700 607 3727
+7 7252 46 30 18
» » Капиталисты и социалисты всех стран, соединяйтесь!

Капиталисты и социалисты всех стран, соединяйтесь!

04 октябрь 2020, Воскресенье
165
0

Гарольд Джеймс — профессор истории и международных отношений в Принстонском университете — переосмысляет лозунг Маркса и Энгельса в условиях, когда границы между капитализмом и социализмом размылись до предела. В стране с самой динамичной в мире экономикой правит коммунистическая партия, а страной, игравшей ранее роль бастиона капитализма, ужасно управляет человек, чьи компании становились банкротами шесть раз. Ведущие политические идеологии становятся всё менее последовательными, поэтому такие ярлыки, похоже, уже мало что значат.

В США президент Дональд Трамп и его сотоварищи-республиканцы утверждают, что лишь они одни стоят между Американской мечтой и социалистической революцией. И хотя демократический соперник Трампа на ноябрьских выборах — Джо Байден — не предлагает никаких революций, он действительно выступает за то, чтобы «положить конец эпохе капитализма акционеров». Так или иначе, капитализм и социализм вновь оказались в центре борьбы за общественное мнение и поддержку избирателей. Но в отличие от предыдущих десятилетий стандартная оборона капитализма оказалась интеллектуально и политически слабее. Пока «воук-капиталисты», подобные бренду дорогой одежды Lululemon, продвигают маркетинговые лозунги «сопротивления капитализму», даже традиционные капиталисты, например, влиятельный «Деловой круглый стол» (организация гендиректоров крупнейших американских корпораций, котирующихся на фондовой бирже), начали выступать за фундаментальную реформу. Клаус Шваб, основатель Всемирного экономического форума, осуждает неолиберализм и фундаментализм свободного рынка, а британские консерваторы и американские республиканцы начали порицать издержки глобализации и «рынка».

Такой идеологический конфуз во многом объясняется радикальными изменениями в технологиях. Дигитализация и массовое распространение информационно-коммуникационных технологий (ИКТ) перевернули с ног на голову устоявшиеся взгляды на централизацию и децентрализацию. Защитники капитализма традиционно выступали за децентрализацию как средство, гарантирующее системную устойчивость. Когда система правильно устроена, плохие решения оказываются неважны, потому что их последствия становятся сразу очевидны, а участники рынка могут учиться на ошибках и адаптироваться. В конечном итоге подобная система стабильна и корректирует себя сама. Но невесомая цифровая экономика и возросшее значение экономики масштаба изменили эту аргументацию. Маржинальные издержки производства нематериальных продуктов, по сути, равны нулю, а сетевой эффект обеспечивает серьёзными преимуществами тех, кто способен выиграть в гонке за масштаб в том или ином секторе. Одновременно ИКТ радикально изменили ценообразование, которое ранее было ключевым информационным фактором в рыночном обмене. Сегодня в цифровой экономике применяется ценовая дифференциация и дискриминация в таких масштабах, которые ранее были просто невообразимы, и в результате цены становятся всё более оторванными от потребительского спроса. Тем временем характер дискуссий по поводу социализма тоже изменился. Старые заявления социалистов, что централизованное (социальное) планирование позволяет эффективней распределять ресурсы, не учитывало того факта, что люди, принимающие решения, получают несовершенную информацию. И поэтому авторы социалистических планов, начиная с 1920-х годов, утверждали, что будущий прогресс в технологиях вычислений со временем закроет этот разрыв в знаниях. В ответ критики указывали, что автономные рынки всё равно будут всегда знать больше. Эти дебаты возобновлялись с каждым новым прорывом в сфере ИКТ — появление первых компьютеров в 1940-х годах, больших мейнфреймов в 1960-х, персональных компьютеров в 1980-х и смартфонов в 2000-х. Однако на этот раз всё может быть по-другому. Мы действительно достигли такого этапа, на котором компьютеры способны обрабатывать больше информации, чем сложные человеческие общества. Алгоритмы искусственного интеллекта быстро прошли путь от победы над людьми в игру го и в шахматы до сочинения стихов. Почему бы им не оказаться лучше человеческих рынков?
Несомненная конвергенция между центральным планированием и индивидуальным выбором не является чем-то новым. В 1950-х и 1960-х годах – в лучшие дни управленческого капитализма — многие считали, что большие корпорация действуют одинаково, вне зависимости от условий, в которых они работают – капиталистических или социалистических. Поскольку они сами по себе являются плановыми учреждениями, они не реагировали на рыночные сигналы. Аналогичная конвергенция происходила в начале XIX века, когда термины капитализм и социализм впервые стали обретать популярность. Некоторые из наиболее влиятельных социалистических теоретиков времён Промышленной революции были капиталистами. Французский экс-аристократ Анри де Сен-Симон воображал себе будущее, в котором банкиры, интеллектуалы и художники свергнут устаревшую теологическую и феодальную систему ради того, что он называл «индустриализмом». А уэльский владелец текстильных фабрик Роберт Оуэн создавал в США и Британии утопические сообщества, которые  обобществляли прибыль, и разработал альтернативную схему валюты, исходя из затраченного труда. Эти ранние примеры конвергенции должны напоминать нам о том, что термины капитализм и социализм изначально были придуманы для одной и той же функциональной цели: создать децентрализованную систему распределения, в которой могут удовлетворяться спонтанные нужды и желания. Как показали последующие столетия, оба подхода становятся деструктивными, если приводят к избыточной концентрации власти. На этом историческом фоне поиски новой децентрализованной системы выглядят как возврат к ранней мечте прото-социалистов и прото-капиталистов. Но благодаря современным технологиям вполне возможно представить себе реальное воплощение этой мечты в гибридном «социапитализме». Ведь если раньше требовалось несколько месяцев или даже лет, чтобы сделать точную оценку объёмов экономической деятельности или торговли, то теперь эти данные всё чаще доступны в реальном времени. Впрочем, с данными могут возникнуть проблемы. Часть данных управляется правительствами и международными учреждениями, но многие находятся где угодно, например, в университетах (университет Джонса Хопкинса собирает данные о Covid-19), у частных лиц (например, экономист Радж Четти из Гарвардского университета собирает потребительские данные) или компаний (они охраняют их как коммерческую тайну). В случае с правительствами и компаниями наблюдается постоянная тенденция скрывать данные, которые неудобны или неприятны. Кроме того, пандемия Covid-19 обнажила связи между состоянием здоровья и социальным и экономическим неравенством. Это понимание привело к политизации и других данных, например, об уголовных преступлениях, доходах, этнической принадлежности. В начале XIX века борьба велась за собственность на средства производства, но сейчас мы можем высказаться намного конкретней по поводу того, что именно предполагает эта концепция. Что сегодня больше всего нужно, так это широкое движение за собственность на данные, которое будет следовать модели рабочих начала XIX века, требовавших собственности на свой труд. Можно ли делиться данными таким образом, чтобы максимизировать выгоды, не подрывая социальные интересы, индивидуальность и конфиденциальность? Капиталисты и социалисты всех стран должны соединиться, чтобы ответить на этот вопрос. Им нечего терять, кроме своих данных.

Об авторе: Гарольд Джеймс — профессор истории и международных отношений в Принстонском университете, старший научный сотрудник в Центре инноваций в международном управлении, автор готовящейся к выходу книги «Война слов» (издательство Yale University Press).

Copyright: Project Syndicate, 2020. www.project-syndicate.org

источник https://factcheck.kz/mneniya/kapitalisty-i-socialisty-vsex-stran-soedinyajtes-mnenie/.
Обсудить
Добавить комментарий
Комментарии (0)
Прокомментировать